Архангельск — все-таки ворота в Арктику

Зачем нам Арктика — вопрос довольно банальный, но весьма на слуху. Оказывается, Арктика может стать рычагом для развития отношений даже с… Южной Кореей.

Архангельск — все-таки ворота в Арктику

Вот все думают, что Арктические территории — всего навсего непонятные бюджетные вливания. Однако имеют ли арктические деньги какое-то отношение к экономике региона? Ну, например, как нефть как экономике Арабских эмиратов? А имеют. Вопрос в том, насколько мы сами имеем возможность пользоваться тем, что имеем.
Вот, к примеру, в САФУ вдруг открылась некая «школа адаптации к Арктике». Зучали все, что ни попадя: технологии экологического мониторинга на ледовых территориях, состояние здоровья, адаптацию в полярных условиях, отечественные разработки для развития транспортной системы Севморпути, освоение ресурсов Арктики. Кроме основного — развитие региона. Понятно, что Арктика — дело нужное, и даже государственное. Вот и академик Российской академии наук, к слову, директор Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики, Николай Лаверов считает, что ледовые пространства « располагают значительными и несопоставимыми по разнообразию с другими районами мира природными ресурсами. Их освоение должно обеспечивать благосостояние местного населения, регионов, вошедших в состав Арктической зоны и страны в целом». Интересно, что наши замороженные богатства вдруг стали интересны даже таким соседям, как Южная Корея, которая, к Арктике имеет такое же отношение, как, например, Зимбабве.
Губернатор региона подчеркнул политический характер научного исследования региона, не отметив при этом никакого практического значения нашей к нему близости. Ну, в принципе, ничего особенного — мы лес, мы газ, а все мимо нас.
Зато некий «возросший интерес» к Арктике со стороны выдоенного донельзя мирового сообщества озвучен был. Станет ли Архангельская область новыми Эмиратами? Вряд ли. Политической воли не хватит. Многие годы мы пытаемся на своей базе вести исследования возможностей Северного морского пути, арктических шельфов, однако кроме неких предполагаемых « рабочих мест» нам так ничего и не предложили.
Зато свои пряники предложил заместитель генерального директора Шведского секретариата полярных исследований Магнус Аугнер, предложивший интересность тех же шведов в разработке замерзшего в наших льдах метана. Конечно, похоже на сказки Писахова, сами-то не можем? А вот как начнет метан размораживаться, так нам-де без научного мирового сообщества и не обойтись. А и в самом деле, на кой нам свой САФУ?
Ущербность нашу указал и менеджер по России и Восточной Европе института Акваплан-нива (Тромсё, Норвегия) Алексей Бамбуляк, указавший возможные риски и неопределенности, неминуемо возникнувшие при несовершенстве в местном законодательстве, которое, плоховато знает, как воздействует нефть на конкретный организм и популяцию». Не слишком осведомлена наука и в других, осведомленных в сих сферах областях. Даже в северном мореплавании.
— Со скоростью 15 узлов на открытой воде самое быстрое судно будет идти от Мурманска до Тикси шесть дней, — отметил эксперт и пояснил, что за такой период сложности в сборе нефти неизбежны.
Архангельск выглядел в этом плане довольно нелепо, как бы не имея за спиной сотен лет полярного мореходства. Но шведам виднее. Как виднее и то, что русские возюмут да и вдруг пролью что-нибудь неприятное. То, что международная Бритиш петролиум спровоцировала экологическую катастрофу, разлив в океане нефть, так на это забыли. Но вот будущую юридическую коллизию в том же случае уже учли: если в российских морях одно судно допустит розлив нефти, а другое — газового конденсата, то международные конвенции защитят перевозчика нефти. Он, а точнее — страховщик, понесёт фактически лишь расходы для очистки вод от нефти.
Прии чем здесь Южная Корея, спросите? Да не вопрос. Она мало того, что заинтересована в нынешней встрече, так еще и с 80-х годов прошлого века не скрывает свои интересы. С 2004 года был создан Корейский институт полярных исследований. Корея входит в число стран-наблюдателей Арктического совета. Теперь же Корея вовсю трудится над « арктическим генеральным планом». В общем, ждем! По крайней мере, свои арктический намерения озвучила представитель Корейского института полярных исследований Ли Хонг Кум: «Мы бы хотели внести свой вклад в устойчивое развитие Арктике».

Так наша ли Арктика? Интересно, если даже экзотические страны приезжают к нам со своими условиями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *