«Осваивать Арктику в палатках не получится». В Москве обсудили шельфовые проекты

Освоение Арктики – наверное, одно из самых модных, и при этом дорогостоящих увлечений государств. Сейчас, в условиях мирового кризиса, подавляющее число проектов по освоению этого региона были свернуты. На плаву (в прямом и переносном смысле) остались лишь нефтегазовые проекты. Однако добыча углеводородов не является единственно важной, уверены эксперты. Внимания требуют вопросы инвестиций, технологий, человеческих ресурсов. На что необходимо сделать ставку при освоении Арктики, специалисты определили в рамках конференции «Арктика-2017: шельфовые проекты и устойчивое развитие регионов», прошедшей в Аналитическом центре при Правительстве РФ. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Недоступный, но лакомый «кусок пирога»

Россия уже осваивает Арктику более 400 лет. Однако особую важность этот регион получил только в XX веке, когда с развитием науки и техники выяснилось, что в зоне Арктики находится 22 % мировых неразведанных запасов нефти и газа.
По оценкам специалистов из Ernst & Young, ресурсный потенциал Крайнего Севера крайне высок: территория за Полярным кругом занимает всего лишь около 6 % поверхности Земли, однако на ее долю может приходиться до 20 % неразведанных извлекаемых запасов нефти и природного газа.
По оценке USGS, в Арктике может быть сосредоточено примерно 13 % мировых неразведанных запасов нефти и до 30 % мировых неразведанных запасов природного газа. При этом на Россию приходится более половины совокупных ресурсов Арктики. В российском сегменте расположены крупнейшие запасы природного газа, в то время как крупнейшие запасы нефти сосредоточены в американском сегменте Арктики (штат Аляска).
О залежах углеводородов в Арктике известно уже не первое десятилетие, но лишь в последние годы переход к полномасштабному освоению таких ресурсов, и доступ к ним по знаменитому Северо-Западному проходу, соединяющему Атлантический и Тихий океаны, и по Северному морскому пути, связывающему страны Европы и европейскую часть России с Дальним Востоком и азиатскими рынками, стали технически и экономически обоснованными.

«Главное – экология»

В настоящий момент два из разрабатываемых в Арктике проектов принадлежат России. По объему добычи углеводородов мы значительно превосходим зарубежные страны – даже в кризисных условиях РФ продолжила развивать это направление.
Еще по теме
По мнению ученых, чтобы повысить надежность работы, необходимо создавать испытательные полигоны и полностью исключить риски техногенных аварий в арктической зоне. Иначе любая ошибка может привести к непоправимым последствиям. Специалисты отмечают: и на Юрхаровском месторождении, и на платформе «Приразломная» при добыче нефти и газа применяют самые современные технологии и особое внимание уделяется экологической безопасности.
Вопросы экологии при освоении Крайнего Севера должны стоять на первом месте, уверен президент Союза нефтегазопромышленников РФ Геннадий Шмаль.
«В настоящий момент в Арктике разрабатывается 14 шельфовых проектов, два из них в России. Но, по объему добычи углеводородов, мы значительно превосходим зарубежные страны. На Юрхаровском месторождении и уникальной ледостойкой платформе гравитационного типа «Приразломная», при добыче нефти и газа применяют самые современные технологии и особое внимание уделяется, как раз экологической безопасности», – отметил Шмаль.
По мнению ученых, чтобы повысить надежность работы, необходимо создавать испытательные полигоны и полностью исключить риски техногенных аварий в арктической зоне. Иначе любая ошибка может привести к непоправимым последствиям.
«Что касается шельфа, тут спешить не надо, надо заниматься созданием испытательных полигонов, отрабатывать оборудование, только в том случае, если надежность оборудования будет 99, 9 и еще пять десятых после этого, тогда можно выходить на арктический шельф. До этого мы иначе можем погубить всю планету», – подчеркнул президент Союза нефтегазопромышленников.

В России ожидается дефицит ледоколов

Но не только недра Арктики важны для человечества — Арктика важна логистически, поскольку, к примеру, грузопоток по Северному морскому пути находится на уровне 1986 года и составляет около 7 млн тонн грузов. Однако расширение СМП требует как существенных инвестиций и новых технологических решений, считает замгендиректора по развитию ФГУП «Атомфлот» («Росатомфлот», структура «Росатома») Станислав Головинский.
«Сегодня у нас четыре атомных ледокола, которые все работают. Ледоколов не хватает – проекты в Арктике идут, количество ледоколов должно увеличиваться, и оно будет увеличиваться. Три атомных ледокола двухосадочных строятся – «Арктика», «Сибирь», «Урал». Но я даже не сомневаюсь, что надо будет строить четвертый и пятый», – сказал он.
Учитывая новые потребности и развивая единственный в мире атомный ледокольный флот, предприятие создает проект нового уникального ледокола-лидера, рассказал журналистам эксперт.
«Новый корабль сможет проводить суда дедвейтом 200 тысяч тонн, время проводки составит не более восьми суток. Сам проект ледокола стоит 1,3 млрд рублей, уже выделено 780 млн рублей. К концу следующего года должен быть проект», – добавил Головинский.
Мнение о дефиците в сфере северной логистики разделяет замдиректора департамента развития межрегионального и приграничного сотрудничества Министерства экономического развития РФ Дмитрий Фишкин.
«В Арктике много проектов, которые к 2020 году выйдут на полную мощность, однако в условиях выбытия ледокольного флота уже к 2021 году может сложится неприятная ситуация.
«Мы сегодня имеем опыт эксплуатации атомного ледокола «Арктика» – 177 тыс. часов, срок службы 31 год. Понимая, что ледоколов не хватает, мы отрабатываем программу продления ресурса до 250 тыс. часов. И срок службы мы продлим, мы имеем такой опыт. Без строительства новых ледоколов, конечно, нельзя. Продлевать можно, но это все до определенного мнения. Поэтому будем строить ледоколы, а действующие выводить, когда будет полное замещение», – подчеркнул, в свою очередь, Станислав Головинский.

Арктике необходимы люди и новые законы

Президент Союза городов Заполярья и Крайнего Севера Игорь Шпектор поделился своим видением развития северных территорий. По его мнению, при освоении Арктики нельзя сбрасывать со счетов человеческий фактор – единственным доступным способом заселения Севера и Арктики эксперт считает вахтовый метод, а также такой оригинальный способ как расселение «паразитирующих» городов и целых муниципальных образований.
Необходимо доработать и действующее арктическое законодательство, уверены эксперты. Сейчас эта территория условно считается «ничьей», однако мировое законодательство отошло от секторального ее деления, и право пользования недрами предоставляется по решению межгосударственной комиссии. Постоянный интерес к Арктике питают Россия, Канада, США, Дания и Норвегия. Однако ни на российском, ни на мировом уровне профильного закона по Арктике до сих пор не принято, отметил юрист, сопредседатель архангельского отделения «Деловой России» Максим Корельский.
«Неясен принцип построения работы по Арктическим территориям — он отраслевой или региональный. До сих пор нет внятных инструментов поддержки бизнеса на территориях Крайнего Севера и Арктической зоны. Мы договорились развить это направление и учесть мнения коллег по данной проблематике», – заверил участников конференции Корельский.
«Огромная территория, экстремальные условия, почти не освоенный и малонаселенный регион. Он характеризуется разным состоянием цивилизации. Сегодня мы идем туда с большими планами – добывать полезные ископаемые, наладить Северный морской путь, защищать свои национальные интересы. Для решения этих задач требуется обеспечить людей нормальными жилищно-коммунальными условиями для того, чтобы покорители Арктики могли жить с комфортом независимо от того, вахтовым методом они работают, будут ли служить там или проживают на данной территории. Потому что осваивать этот регион в палатках уже не получится», – высказал мнение председатель комитета ТПП РФ 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *