Результаты исследований Шпицбергена

русская арктика википедия

 

Российский этнографический музей (РЭМ) представил публике результаты работы экспедиции на Шпицберген, которая изучала особенности освоения этой земли и создания ее культурного ландшафта, формировавшегося под влиянием нескольких национальностей: поморов, голландцев, норвежцев и шведов. Для посетителей в среду здесь начала работать выставка фотографий, сделанных в 2015 году совместной экспедицией музея и Санкт-Петербургского государственного университета.

“Это часть музейного проекта “Разная земля”, который рассказывает об освоении полярных пространств человеком и о том, как люди своей хозяйственной деятельностью, обрядами и восприятием окружающего мира создавали культурный ландшафт”, — рассказал ТАСС руководитель отдела Российского этнографического музея Дмитрий Баранов.

“С точки зрения антропологии Шпицберген — это интереснейший объект для показа, поскольку именно здесь проявляются скрытые возможности культуры, ее гибкость и устойчивость, позволяющие человеку не просто выжить в малопригодных для жизни условиях, но и сделать саму Арктику частью своего культурного пространства”, — добавил он.

Представленные на выставке 60 фотографий были сделаны учеными в ходе исследований в столице Шпицбергена — Лонгйире, в российских шахтерских поселках Баренцбурге, Груманте и Пирамиде, поселке, который в советские времена называли “витриной социализма” — здесь располагается самый северный в мире бассейн, дом культуры и бюст Ленина.

Выставка раскрывает особенности жизни на Шпицбергене — такие как запрет рожать и хоронить людей, проводить археологические раскопки, а также его необычный правовой статус и природные особенности, в том числе воздух, в котором артефакты “консервируются” и не разрушаются.

“Шпицберген и вообще Арктика — это территория контрастов, существовавших в представлениях разных народов, — отметил Баранов. — Например, для российских старообрядцев это рай, земля обетованная, где они строили свои скиты, для других народов — место обитания дьявола, территория, требующая от человека напряжения всех его сил”.

Ежегодно РЭМ направляет несколько экспедиций для изучения культуры и традиционных практик народов Арктики, они работают на Русском Севере, и на севере Урала, Сибири, на Дальнем Востоке, а также на Кольском полуострове в местах проживания саамов. Интерес к исследованию коренных народов российской Арктики проявляют и зарубежные ученые, например финны и японцы.

“В экспедициях исследователи проводят интервью с представителями коренного населения, в которых главное — дать им высказаться, поэтому поток речи не прерывается, чтобы не искажать его исследовательскими интерпретациями, — рассказал Баранов. — Их речи, голоса — это важно, а информация, которую несет фольклор, подчас может быть не менее точна, чем научные данные, поэтому в изучении этнографии Арктики сейчас много прикладного”.

“Для Арктики характерна контрастность стереотипов, близость к природе — все это привлекает этнографов, — сказал ученый. — Это место, которое показывает, кто ты есть на самом деле, и здесь особенно ярко проявляются правила игры, которую человек ведет с природой. Например, кочевой образ жизни некоторых народов Севера — это не склонность к путешествиям, а передвижение, вызванное необходимостью выжить”.

Этнографы подчеркивают, что особенностью арктических культур является близость человека и природы и основанная на ней стрессоустойчивость.

“Люди Арктики не боятся глобального потепления, так как их жизнь во многом ориентирована на предков, их традиции, и они верят, что если соблюдать эти традиции, то все будет хорошо, — отметил Баранов. — Они более устойчивы к стрессу, чем жители южных широт, у них другое отношение к жизни и смерти, потому что в условиях Севера грань между жизнью и смертью постоянно стирается, и смерть для них не табуирована, как, например, в европейских культурах, а является частью жизни”.
Разные картины мира

Исследователи, изучающие этнографию народов Арктики, констатируют, что каждое из существующих в этом регионе культурных пространств уникально и коренные народы Арктики имеют собственные, не сравнимые с другими, представления об окружающем мире и отношение к природе не как к неодушевленному объекту, а как к субъекту, партнеру, с которым нужно договариваться.

“Удивительно разнообразие способов освоения мира и его обживания людьми, представленное в культурах разных народов Арктики: саамов, чукчей, ненцев и других, — сказал Баранов. — Кто-то кочует на оленях, кто-то постоянно живет на берегу и ждет добычи у моря, то и другое —  совершенно разные картины мира, его модели. Арктика показывает, что культуру нельзя описывать с точки зрения обычной прагматики, которая характерна для современной цивилизации, что основы существования человека очень хрупкие”.

То, что в арктических культурах тесно соединены мир людей и мир природы, обусловило, по мнению ученых, появление шаманов. “Грань между двумя этими мирами в представлении народов Арктики постоянно нарушается, и этим обусловлено появление шаманской культуры, потому что шаманы — это люди, способные перейти эту грань, сделать шаг в другой мир и вернуться обратно”, — добавил ученый.
Туризм как шанс для этнографии

Этнографы считают, что современное освоение Арктики и особенно развитие арктического туризма дают коренным народам новый шанс к выживанию и возрождению традиционных практик, в том числе тех, которые в недавнем прошлом оказались на грани исчезновения.

“Хотя есть и исчезающие черты быта, в последнее время наблюдается возвращение традиционных практик, например выращивание оленей, которое возрождается под влиянием современного спроса на оленину, — отметил Баранов. — Востребованность традиционных практик обеспечивает выживание коренных народов, арктический туризм и связанные с ним проекты — этнодеревни, развитие промыслов — становятся шансом для коренных народов Арктики, для них это способ выживания и одновременно взаимодействия с цивилизацией”.

При этом ученые уверены, что контакты с современной цивилизацией не создают угрозы для традиционной культуры народов Арктики.

“Если в их быт проникают такие вещи, как телевидение, интернет, технологические новинки, те же гаджеты, они не разрушают традиционную мифологию, а дополняют ее”, — сказал Баранов.

Российский этнографический музей входит в число наиболее авторитетных, всемирно значимых этнографических музейно-научных учреждений мира. Его собрание насчитывает 570 тысяч этнографических памятников, относящихся к культуре более чем 157 многочисленных и малых народов, населявших территорию Российской империи начиная с XVIII века.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *