Лес разных пород приносился течением на протяжении последних 700 лет на берега Гренландии, Исландии, Шпицбергена из регионов Восточной Сибири, Северной Америки и Европы. К такому выводу пришли ученые из России, Германии, Аргентины и ряда европейских стран, исследовав почти 2,5 тыс. образцов древесины.

О том, какие перспективы изучения климата и морей открылись перед учеными благодаря древесине и как жители островной Арктики использовали мореный лес — в материале ТАСС.
Дерево говорит

Куски дерева, принесенные в Арктику за несколько тысяч километров, могут рассказать не только о своем происхождении, но также об изменениях климата, течениях в Арктике, уровне воды в северных реках и морях.

«Ширина годичных колец меняется в зависимости от погодных условий: в благоприятный год они широкие, а в холодный год — узкие. Исходя из того, куда прибило стволы и какой у них возраст, можно судить об арктических течениях. А об уровне моря и льда говорит то, на какой высоте на берегу был найден плавник (сплавной лес — прим. ТАСС)», — пояснил ТАСС старший научный сотрудник Института леса Сибирского отделения РАН Александр Кирдянов.

Для леса-плавника арктических островов и района дельты реки Лена в Якутии специалисты создали специальные шкалы, которые не только помогли определить, откуда «добрались» в Арктику стволы деревьев, но и датировать, когда примерно это случилось.

«Мы создали несколько шкал продолжительностью до 800 лет и собираемся продлить эти хронологии. В Европе, например, есть шкала для дуба длиной в 12 тыс. лет. Некоторые из образцов, которые мы датировали с помощью радиоуглеродного метода, имеют возраст более 2 тыс. лет», — сказал ученый.
Как лес в Арктику путешествовал

«На островах Арктики лес не растет — он сплавляется по рекам и морям из разных регионов, и местные жители традиционно использовали его для строительства и обогрева. Мы исследовали более 2,4 тыс. образцов древесины, принесенной на берега Гренландии, Фарерских островов, Исландии, Шпицбергена, и определили их видовую принадлежность. У российских ученых есть обширная база дендрохронологических данных для различных регионов Сибири. Мы сравнили данные для образцов с материка и островов, и установили, что лиственница попадает в европейскую Арктику преимущественно из Якутии, сосна — с юга Красноярского края, ель — из Северной Америки, Канады и Европы», — рассказал Кирдянов.

К примеру, в XX веке сосна в основном попадала на арктические острова путем транспортировки из районов вдоль Ангары в порты Дудинка и Игарка. «Для транспортировки делали огромные плоты, которые шли более тысячи километров по реке Енисей. Иногда плоты разбивались, древесина уплывала в Северный ледовитый океан, захватывались льдом и, в конце концов, попадала на острова», — отметил собеседник агентства.
Мореная древесина — бесплатно и долговечно

«Плавник традиционно использовали поморы в качестве строительного материала. Из него строили и промысловые избы на побережье Белого, Баренцева и Карского морей, дома и в поморских деревнях. Мореная древесина — очень удобный материал: он прочный, долговечный и к тому же совершенно бесплатный», — рассказывает научный сотрудник национального парка «Русская Арктика», историк Евгений Ермолов.

По словам старшей научной сотрудницы Новосибирского краеведческого музея, археолога Александры Автушковой, в XIV веке архипелаг Грумант (Шпицберген) вошел в сферу хозяйственной деятельности русского Севера. Обитатели архипелага на жили в так называемых становых избах, срубленных из плавника и фрагментов кочей — поморских судов. Плавник помогал поморам и строить, и обогреваться. «Из такого дерева строили не только избы — плавником вместе с моржовым и медвежьим салом отапливали каменные печи», — сказала она.

Дома из плавника строили вплоть до XX века. «Лес завозить на эти острова было невыгодно и неудобно. Уже в период СССР стали строить щитовые дома на Земле Франца- Иосифа, Новой Земле, Северной Земле для исследователей», — отметила Автушкова.

Работа ученых поддержана грантами Российского научного фонда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.